Из истории советской радиоконтрразведки (предвоенные годы)


28 августа 2017 г. исполнилось 80 лет Службе радиоконтрразведки. О некоторых страницах её истории рассказывает эта статья. Первая мировая война пополнила арсенал технических разведок ведущих мировых держав новым, самостоятельным видом - радиоразведкой.

Возможности радиоразведки обеспечивали "...получение информации путём перехвата с помощью радиосредств открытых и шифрованных сообщений, радиопереговоров; обработку и анализ полученных данных и подготовку на их основе информационных материалов для дальнейшей передачи заинтересованным структурам и органам страны” [1].

Во время боевых действий на фронтах Первой мировой войны все воюющие стороны вели систематическое наблюдение за радиосвязью противника и осуществляли перехват передаваемых материалов.

Например, англичанам удалось заполучить немецкий шифр, коды и регулярно расшифровывать радиограммы, которые немцы передавали своим дипломатам за границу, а также радиограммы, которыми обменивалось немецкое военно-морское командование с надводными кораблями и подводными лодками.

В свою очередь, германская радиоразведка контролировала работу радиостанций противника и, таким образом, добывала данные о перемещении частей и оперативных планах военного командования стран Антанты.

В годы Первой мировой войны появились и первые технические средства разведки и радиоконтрразведки - радиопеленгаторы: "Радиопеленгаторы как средство радиошпионажа впервые появились в действующих армиях в 1915-1916 гг. Радиопеленгаторная аппаратура внесла новое содержание в радиошпионаж и принципиально расширила его возможности.

С её помощью стали определять местонахождение радиостанций противника и тем самым устанавливать расположение штабов, частей и соединений, время начала и направление их перемещений. С применением радиопеленгаторов засекались выходы в эфир и координаты передатчиков вражеских агентов” [2].

После окончания Первой мировой войны, наряду с традиционными для разведки и контрразведки способами и методами связи агентов со своими резидентами и центрами, стала внедряться агентурная радиосвязь.

Этому способствовало развитие радиотехники, которое привело к созданию портативных радиопередатчиков и радиоприёмников ВЧ-диапазона. С их помощью агенты-радисты могли при заброске их в тыл противника устанавливать устойчивую двухстороннюю радиосвязь с агентурным центром, находящимся на расстоянии в несколько сотен километров.

Противостоять радиоразведке противника, выявлять и перехватывать его агентурные радиолинии призвана радиоконтрразведка, которая способна "играть на одном поле" с радиоразведкой противника. В 1925-1926 гг. радиоконтрразведка - служба перехвата - была создана в Германии.

Одними из первых радиоразведку и применение агентурных радиостанций для связи со своей агентурой стали применять спецслужбы Германии. Об этом, в частности, написал в своей книге немецкий историк Герд Бухгайт. "В этой невидимой борьбе тайных служб абвер с самого начала полностью осознал огромное значение радиосвязи, которая в техническом плане далеко ушла вперёд со времён Первой мировой войны.

Для систематического слежения за радиопереговорами в военных флотах других стран, имевших для нас преимущественное значение, были развёрнуты станции дальнего радиоперехвата. Они получили официальное обозначение B-Dienststellen (станции радионаблюдения)..." [3].

Постановление совета народных комиссаров за № 1472-335сс

Рис. 1. Постановление совета народных комиссаров за № 1472-335сс.

Взяв это новшество на вооружение, разведывательные службы нацистской Германии, прежде всего, германская военная разведка, в 1934-1936 гг. организовали массовую подготовку агентуры, в том числе обученной использовать для связи с разведцентром радиоаппаратуру.

В этот период на территории Германии были созданы радиоцентры в Берлине, Мюнхене, позднее во Франкфурте-на-Майне, которые, как правило, были совмещены с центрами по подготовке агентов-радистов.

К началу Второй мировой войны радиоконтрразведывательные средства Германии представляли из себя стационарные радиостанции, оснащённые современной аппаратурой, которая позволяла наблюдать за эфиром в диапазоне работы большинства радиостанций мира.

Советские спецслужбы, возможно, впервые столкнулись с радиошпионажем ещё в период интервенции англо-французского десанта весной 1918 г. в Мурманске.

В материалах дела Французской военной миссии (ФВМ, 1918-1919) сохранилась такая запись: "Фаусси (Марсель Фаусси - французский офицер, поручик, в 1918 г. начальник отделения ФВМ в Петрозаводске) всячески стремился поддерживать связь с англо-французским командным составом десантного отряда, в частности, поступали к Нацаренусу (Сергей Петрович Нацаренус - в 1918 г.

Чрезвычайный комиссар Мурманско-Беломорского края) заявления телеграфистов-морзистов, а также радиотелеграфистов, что кто-то тайно работает на морзе и радио. Хотя пользовавшегося аппаратом, за отсутствием надлежащей разведки, обнаружить не удавалось, тем не менее были полные основания предполагать, что эту связь по аппарату имеют, именно, лица французской миссии".

В молодой Республике Советов также обратили внимание на использование радиосвязи в целях разведки. 21 октября 1918 г. в Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) декретом Совета народных комиссаров (СНК) было создано Регистрационное управление (впоследствии Главное разведывательное управление Красной Армии). Первым руководителем управления был назначен С. И. Аралов.

13 ноября 1918 г. в составе 1 -го (агентурного) отдела Регистрационного управления РККА, по инициативе Аралова, было создано первое подразделение радиоразведки - приёмно-контрольная станция в Серпухове (в апреле 1920 г. - приёмно-информационная радиостанция при Полевом штабе Реввоенсовета Республики), начальник - X. Иванов. В 1920-е годы радиоразведка находилась в составе частей радиосвязи РККА.

Станция в Серпухове осуществляла перехват и дешифровку радиограмм иностранных корреспондентов. В 1925 г. подразделения радиоразведки начали создаваться и в советском Военно-морском флоте. В начале 1930-х годов советская радиоразведка обрела самостоятельность.

Её подразделения вывели из состава частей связи РККА и передали в Разведывательное управление (РУ) Штаба РККА, где была организована секция (отдел) радиоразведки, которую возглавил бригадный инженер Я. А. Файвуш, ведущий теоретик радиоразведки тех лет. Отдел осуществлял руководство отдельными радиодивизионами особого назначения (ОРД ОСНАЗ).

В предисловии к своей книге Файвуш писал: "Радиоразведка относится к числу самых новых видов разведки. В течение продолжительного времени ей не придавалось значение...

При усовершенствовании методов работы и технической организации радиоразведка, несомненно, может дать весьма значительные результаты, и что весьма важно, результаты часто совершенно недоступные другим видам разведки. ... Радиоразведке с полным успехом можно сопротивляться только пассивно, прекращением своей работы. Но не только в этом сила радиоразведки.

Её значение ещё в том, что по отдалённости своего проникновения она не имеет соперников" [4]. Последнее из указанных Файвушем преимуществ радиоразведки логически привело к использованию новых способов и методов агентурной связи в практике советских спецслужб. В 1931 г. подразделения радиоразведки были исключены из батальонов связи. Началось самостоятельное организационное развитие радиоразведки сначала в качестве тяжёлых радиопеленгаторных рот, а затем, с начала 1935 г., в виде отдельных радиодивизионов особого назначения [5].

Перед самым началом войны начальник Главного разведывательного управления Генштаба РККА генерал-лейтенант Ф. И. Голиков приказал сформировать и укомплектовать кадрами и спецтехникой 16 радиодивизионов ОСНАЗ. Они входили в состав Главного разведывательного управления (ГРУ) Генштаба Красной Армии. В каждом батальоне было от 18 до 20 приёмников перехвата и четыре пеленгатора. С началом агрессии нацистской Германии против СССР эти подразделения стали основной организационной единицей радиоразведки.

В ходе боевых действий на советско-германском фронте подразделения ОСНАЗа вели перехват открытых и шифрованных сообщений немцев и их союзников в прифронтовой полосе и занимались пеленгацией вражеских передатчиков, создавали радиопомехи, участвовали в операциях по дезинформации противника.

Советская радиоконтрразведывательная служба (РКРС) была создана несколько позже, чем другие структурные подразделения органов безопасности. В 1921 - 1937 гг., находясь организационно в системе Наркомпочтеля (Наркомата почт и телеграфа, позже - Наркомат связи), она была представлена "радиостанциями по контролю за эфиром".

Как правило, контрольно-слежечные радиостанции в то время представляли собой один или два поста радиоконтроля, а также пеленгаторный пункт, удалённый от них на несколько сотен метров.

С конца 1930-х годов в НКВД СССР также приступили к созданию собственной РКРС, которая по тому времени имела на вооружении самую мощную и совершенную аппаратуру.

Со временем становилось всё более очевидным, что существующая структура организации и работа радиоконтрразведки в условиях, когда её основные радиосредства и личный состав находились в системе Наркомата связи, не отвечали возросшим требованиям усиления борьбы с разведками противника.

По ходатайству органов безопасности СНК СССР рассмотрел этот вопрос и 28 августа 1937 г. выпустил специальное постановление, в котором обязал Наркомат связи СССР "передать в Наркомат внутренних дел 22 контрольные радиостанции, 25 пеленгаторных пунктов и обслуживающую их лабораторию со всеми кадрами и имуществом".

Первое подразделение радиоконтрразведки советских органов безопасности входило в состав Отдела оперативной техники НКВД СССР 19 июня 1938 г. приказом НКВД СССР № 00378 Отдел оперативной техники был переименован во 2-й Спецотдел НКВД СССР [6].

С 1938 г. и до конца Великой Отечественной войны отдел возглавлял генерал-лейтенант (1945) Е. П. Лапшин. В составе этого отдела в 1939-1940 гг. было создано самостоятельное отделение радиоразведки и радиоконтрразведки.

Здание РКРС (г

Рис. 2. Здание РКРС (г. Владивосток) в 1938-1940гг.

В обязанности РКРС входило:

  • выявление, розыск и ликвидация нелегальных радиостанций на территории Советского Союза;
  • разработка иностранных секретных радиосетей и реализация добытого материала через оперативные отделы;
  • перехват шифрорадиограмм от иностранных радиостанций;
  • оперативное обслуживание радиолюбителей;
  • техническое оснащение объектов радиослужбы в центре и на местах;
  • подготовка личного состава для объектов радиослужбы;
  • учёт и контроль работы советских официальных и секретных радиостанций;
  • контроль за организацией так называемой службы "мешающих действий" и оснащение этой службы средствами подавления и др.

На тот период аппаратура, находившаяся в ведении Наркомата связи, была морально устаревшей, а персонал обладал недостаточной технической подготовкой.

В этой связи был принят ряд неотложных мер по оснащению радио-разведывательных и радиоконтрразве-дывательных подразделений новым оборудованием и по подготовке квалифицированных кадров.

Согласно постановлению советского правительства, в 1938 г. были начаты строительство 27 новых контрольно-слежечных радиостанций, 34 выделенных пеленгаторных пунктов и реконструкция 11 существующих пеленгаторных пунктов. В 1939 г. в основном были выстроены технические и подсобные здания для контрольных радиостанций и частично введены в эксплуатацию 38 вновь выстроенных пеленгаторных пунктов. На всех пунктах была установлена новая пеленгаторная аппаратура, изготовленная лабораториями 2-го Спецотдела НКВД СССР.

В 1940 г. было полностью закончено строительство и введено в эксплуатацию 13 контрольно-слежечных радиостанций, введены в эксплуатацию все пеленгаторные пункты. Всего с начала строительства выполнена работа на сумму 48 миллионов рублей.

Новые 13 радиостанций были оснащены современной радиоаппаратурой, позволяющей осуществлять контроль за эфиром; установлено 227 приёмников, 17 аппаратов звукозаписи и 56 аппаратов пишущего приёма.

На каждой контрольной радиостанции и выделенном пеленгаторном пункте установлены передающие устройства для осуществления связи в любое время с командными станциями и, наоборот, командных станций со всеми приданными к станциям.

Для специальной подготовки в 1939- 1940 учебном году были организованы шестимесячные курсы операторов-радистов в Новосибирске, Ростове, Хабаровске, Москве и Владивостоке.

На курсах были подготовлены 205 радистов. В 1940-1941 учебном году были организованы такие же восьмимесячные курсы в Москве, Киеве, Ташкенте и Ленинграде, на которых обучались 130 человек. Однако и этой работы по подготовке квалифицированных специалистов оказалось недостаточно.

По состоянию на 15 марта 1941 г. в радиоразведывательных и радиоконтрразведывательных подразделениях НКГБ СССР имелся некомплект больше 250 человек. В конце 1940 г. при Высшей школе НКГБ СССР в Москве было организовано специальное отделение по подготовке руководящего состава работников радиослужбы со сроком обучения шесть месяцев, на которых обучались 20 человек.

Слушатели курсов радиоспециалистов, 1938 г

Рис. 3. Слушатели курсов радиоспециалистов, 1938 г.

В предвоенный период были проведены и важные организационные мероприятия. До 1939 г. отсутствовала единая методика в организации радиораз-ведывательной и радиоконтрразведывательной службы, не было оперативнотехнического сочетания в деле взаимодействия периферийных средств сети контрольно-слежечных станций и пеленгаторных пунктов.

В результате деятельности радиоразведки и радиоконтрразведки в 1939- 1940 гг. на территории СССР выявлены 36 радиостанций иностранных разведок и десять иностранных разведывательных сетей, в том числе две радиосети германской военной и военно-морской разведки.

3 февраля 1941 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР НКВД СССР был разделён на два наркомата - НКВД СССР и НКГБ СССР. В результате 2-й Спецотдел был преобразован в 4-й отдел НКГБ СССР (оперативной техники) [6].

Вместе с тем к лету 1941 г. оставался целый ряд нерешённых задач по совершенствованию работы радиоразведки и радиоконтрразведки.

К их числу относились:

  • существенный разрыв между разработками иностранных разведывательных сетей (4-й отдел НКГБ) и разработкой шифрованных материалов, перехватываемых от этих сетей (5-й отдел НКГБ);
  • большой некомплект оперативного состава контрольно-слежечных радиостанций и недостаточная подготовка операторов к технике розыска и ориентировки в эфире;
  • недостаточное внедрение в технику розыска нелегальных радиостанций передвижных пеленгаторов на автомашинах.

К числу недостатков 4-й отдел НКГБ относил и нерешённый вопрос о строительстве двух контрольно-слежечных станций и пяти пеленгаторных пунктов в Прибалтике, так как в начале 1941 г. была обнаружена работа пяти нелегальных радиостанций в этом регионе и имелись данные о наличии значительно большего числа радиостанций, принадлежащих германской военной разведке. Устранять эти недостатки пришлось уже в условиях военного времени.

В рамках оптимизации деятельности наркоматов и ведомств СССР20 июля 1941 г. Указом ПВС СССР НКГБ и НКВД вновь были объединены в НКВД СССР. 4-й отдел НКГБ СССР был преобразован во 2-й Спецотдел НКВД СССР (контроль над всеми видами связи, радиовещание, радиоперехват, оперативная техника).

С первых дней войны радиоконтрразведывательная служба (РКРС) организовала перехват и контроль переписки вермахта и разведывательных органов противника. Систематическое чтение радиопереписки позволяло органам госбезопасности получать ценную разведывательную и контрразведывательную информацию.

Кроме того, собственные подразделения, проводившие радио- и радиотехническую разведку, имели Главное разведывательное управление Красной Армии (КА), Разведывательное управление Главного морского штаба ВМФ, а также Управление войсковой разведки Генштаба КА. С этими подразделениями РКРС НКВД-НКГБ было налажено оперативное сотрудничество и тесное взаимодействие.

В конце 1941 г. в расположении действующих частей КА была обнаружена радиостанция, работавшая на частотах и использовавшая радиоданные (коды, позывные, шифры и пр.), применявшиеся советскими воинскими подразделениями, но отличавшаяся чёткостью и аккуратностью в работе на телеграфном ключе.

Как выяснилось в ходе проверки, радиостанция использовалась немецкой агентурной группой. Немедленно во всех частях и соединениях КА и ВМФ СССР были изменены радиоданные и установлены новые коды и шифры.

Германская военная разведка своевременно не отреагировала на это обстоятельство, что позволило органам НКВД в короткие сроки установить и обезвредить большое число разведывательных и диверсионных групп, действовавших в советском тылу и продолжавших применять для своей маскировки старые шифры и коды КА.

Сотрудники НКВД-НКГБ постоянно совершенствовали формы и методы борьбы с противником, широко применяли новейшие оперативно-технические средства.

В частности, для фиксации работы агентурных радиостанций противника, заброшенных в прифронтовую полосу и советский тыл, формировались специальные розыскные радиопеленгаторные группы.

На их вооружении имелись самые современные по тому времени технические средства: переносные радиопеленгаторы, спецавтобусы с пеленгаторной аппаратурой и пр. Первая такая группа начала действовать уже в сентябре 1941 г. в районе Харькова.

С её помощью в Запорожье удалось выявить и установить местонахождение агентурной радиостанции противника. Артиллерийским огнём частей КА вражеская радиостанция была уничтожена [7].

Для обеспечения розыскных операций РКРС также были оборудованы специальные пеленгаторные самолёты ПО-2. Личный состав самолётов по договорённости с заместителем командующего ВВС КА генерал-полковником авиации А. В. Никитиным содержался за счёт резерва Управления ВВС КА(УВВС).

Важную роль в совершенствовании работы оперативных подразделений органов безопасности в условиях крупномасштабных боевых действий на советско-германском фронте сыграл приказ НКВД СССР № 00566 от 20 марта 1942 г. о мерах по усилению радиоконтрразведывательной работы.

Приказ ориентировал руководство центральных и территориальных органов безопасности на тесное взаимодействие в работе по розыску разведывательно-диверсионных групп противника, заброшенных в советский тыл:

"Учитывая необходимость усиления радио-контрразведывательной работы, наркомам внутренних дел союзных и автономных республик и начальникам управлений краёв и областей, где дислоцированы контрольно-слежечные радиостанции и пеленгаторные пункты, обеспечить тесную оперативную связь между вторыми и пятыми спецотделами для использования расшифрованных материалов радиоперехвата в интересах контрразведывательной работы. В этих целях обеспечить тесную связь вторых спецотделов с оперативными отделами и следственными частями, в первую очередь по линии 2-го Управления и Управления особых отделов. Кроме того, необходимо уделить серьёзное внимание радиоконтрразведывательным станциям и пеленгаторным пунктам и оказать необходимую помощь в их работе" [8].

В документе приведён эпизод, когда в конце января 1942 г. контрольно-слежечными радиостанциями 2-го Спецотдела НКВД СССР была зафиксирована новая учебно-тренировочная линия радиосвязи между двумя подцентрами германской военной разведки.

Дальнейшее наблюдение показало, что в первой половине февраля после краткого перерыва одна из точек изменила характер работы, и, поданным пеленгаторной сети, её местонахождение определялось на нашей территории.

Одновременно дешифровальная группа 2-го Спецотдела раскрыла код, применявшийся при обмене, и обеспечила расшифровку перехватываемых радиограмм.

Это сочетание с работой оперативно-розыскной группы 2-го Спецотдела, выехавшей в район действия радиостанции, позволило с помощью одного из оперативных управлений и частей НКВД арестовать большую группу агентов германской разведки.

Несколько забегая вперёд, скажем, что "большая группа агентов", об аресте которой шла речь в приказе, положила начало одной из первых радиоигр с противником и получила кодовое наименование "221".

В дальнейшем РКРС сыграла заметную роль в "большой игре" в эфире, которую в годы войны вели сотрудники советской контрразведки. Например, уже в ходе одной из первых радиоигр с германской военной разведкой - "Ястреб" (14 марта - 2 декабря 1942 г), сотрудники РКРС 2-го Спецотдела НКВД СССР установили возможную причину прекращения радиосвязи "центра" со своим агентом. При передаче последней радиограммы перевербованный агент-радист ошибочно передал в радиограмме вместо условного знака "А" знак "Т", свидетельствующий о работе агента по принуждению советских органов безопасности.

Задержанные диверсионной группы, выявленной в процессе радиоигры

Рис. 3. Задержанные диверсионной группы, выявленной в процессе радиоигры.

РКРС 2-го Спецотдела НКВД СССР активно участвовала в розыске разведывательно-диверсионных групп противника, заброшенных в советский тыл. Так, например, в августе-сентябре 1942 г. РКРС зафиксировала активность агентов-радистов германской и финской военных разведок на северном фланге советско-германского фронта.

В спецсообщении заместителя начальника 5-го отделения 2-го Спецотдела НКВД СССР капитана-инженера Е. С. Анцеловичав НКВД СССР от 14 сентября 1942 г. говорилось:

"В последних числах августа радиоконтрразведывательной службой 2-го Спецотдела зафиксирована агентурная радиостанция в районе Каргополь-Няндома Северной железной дороги, которая держит связь с центром в Таллине. С начала сентября в этом районе зафиксирована вторая группа, которая держит связь с центром в Таллине и с первой агентурной группой. 1 сентября в районе Коноша были найдены материалы, сброшенные на парашюте.

Предварительное изучение этих материалов путём сопоставления с данными радиоперехвата позволило установить, что эти материалы предназначались для указанных выше агентурных групп... 2-м Спецотделом для розыска диверсионных групп направлены в район Каргополь-Няндома две оперативно-розыскные группы из Москвы и Архангельска.

Одновременно дешифровальной группой радиоконтрразведывательной службы 2-го Спецотдела НКВД СССР производилась разработка шифра. В настоящее время удалось установить систему шифра и производится восстановление кодовой таблицы" [9].

Директивой 2-го Управления НКВД СССР от 25 сентября 1942 г. предписывалось при организации и проведении радиоигры, для осуществления контроля работой в эфире перевербованного агента-радиста противника, выделять радиоспециалиста 2-го Спецотдела, "знающего работу на ключе".

РКРС вместе с органами военной контрразведки оказала большую помощь командованию КА при планировании и проведении оборонительных и наступательных операций на советско-германском фронте.

Сведения о дислокации и численном составе основных группировок германских войск, готовящихся наступательных и оборонительных операциях противника, сосредоточении резервов и т. п. оперативно передавались в Ставку Верховного главнокомандования (ВГК).

Так, в июле 1942 г. органы госбезопасности передали в Ставку ВГК разведывательную информацию о том, что германское командование создало на юге две крупные армейские группировки:

  • "А" - в составе 1-й танковой армии, 17-й армии, 3-й румынской армии, итальянской армии, групп "Витерсхейм", "Крым"
  • "Б" - в составе 2-й и 6-й армии, 4-й танковой армии и других соединений.

Одновременно было сообщено, что группировка "А" станет наступать на Северный Кавказ, а группировка "Б" - наносить удар по частям КА между Доном и Волгой в направлении на Сталинград, прикрывая фланги армий, продвигающихся на Кавказ.

В августе 1942 г. советская контрразведка, используя данные радиоперехвата, сообщила командованию Сталинградского и Донского фронтов сведения о том, что в 6-ю армию генерал-полковника Ф. Паулюса входят 8-й и 51-й армейские, 14-й и 24-й танковые корпуса, а в 4-ю армию Г. Гота - 4-й армейский, 48-й танковый и 6-й румынский армейский корпус. 30 августа 1942 г. советские спецслужбы информировали командование КА о том, что 4-я танковая армия получила задачу к 1 сентября соединиться с 6-й армией и захватить Сталинград.

РКРС было обращено внимание на то, что немецкие самолёты-разведчики, обнаружив движение железнодорожного транспорта, немедленно сообщали об этом по радио командованию люфтваффе. Вслед за таким сообщением на этот участок железной дороги вылетали немецкие бомбардировщики.

Перехват сообщений германских самолётов-разведчиков позволил советской радио-разведке своевременно оповещать о том, какой участок железной дороги будет подвергнут бомбардировке. Во многих случаях это давало возможность советской истребительной авиации рассеивать немецкие самолёты ещё до подхода к цели.

Во время массированных налётов на советские города и населённые пункты РКРС было также зафиксировано, что командование люфтваффе часто меняло задачу самолётам, находившимся в воздухе, сообщая новую цель по радио.

РКРС перехватывала радиопереговоры немецких лётчиков и нередко успевала предупреждать командование КА об ожидаемых массированных налётах, что позволяло вовремя подготовить средства ПВО соответствующего города и поднять в воздух истребительную авиацию. РКРС оказывала существенную помощь территориальным подразделениям НКВД- НКГБ СССР в их нелёгкой работе. Например, 25 марта 1943 г. начальник УНКВД по Ярославской области полковник ГБ В. В. Губин направил телеграмму во 2-й Спецотдел НКВД СССР.

В документе, в частности, говорилось: "20.ІІІ-[19]43 г., между 22 и 23 часами во время приближения самолётов противника к Константиновскому нефтеперегонному заводу (Тутаевский р-н Ярославской области), находящемуся в 32 км от города Ярославля, радиостанцией РСБ-147 истребительной авиалинии на волне 176 три раза прослушивалась работа неизвестной радиостанции на немецком языке.

Этой же радиостанцией РСБ в тот момент было также отмечено, что когда наши самолёты находились в воздухе, то немецкие самолёты к объекту не подходили, а как только нашим самолётам было передано указание идти на посадку, то после этого через полчаса появились самолёты противника и сделали три захода с бомбометанием на завод.

Во время бомбардировки неизвестная радиостанция не работала. Сообщая вышеизложенное, прошу район Константиновского завода взять под наблюдение и, если возможно, выслать нам пеленгаторную установку для определения местонахождения неизвестной радиостанции. О Вашем решении прошу меня уведомить".

В тот же день запиской по "ВЧ" начальник 2-го Спецотдела сообщил в Ярославль о том, что радиопередача "20 марта в 22-23 часа на волне 176 по всем признакам производилась самолётом-разведчиком противника". Эта информация РКРС позволила ярославским контрразведчикам не тратить впустую силы на розыск "неизвестной” радиостанции, а сосредоточиться на совершенствовании ПВО промышленных предприятий Ярославля.

Весной 1943 г. произошла очередная реорганизация советских спецслужб. 14 апреля 1943 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР НКГБ было выделено из состава НКВД СССР, а 2-й Спецотдел преобразован в Отдел "Б" НКГБ СССР (1943-1946). Непосредственно функции радиоконтрразведки были возложены на 3-е отделение Отдела "Б" НКГБ СССР.

Накануне сражения под Курском, 14 мая 1943 г., начальник УНКГБ по Курской области подполковник ГБ В. Т. Аленцев направил в Отдел "Б" НКГБ СССР служебную записку с просьбой срочно командировать в Курск спецгруппу с пеленгаторной аппаратурой для розыска агентурной радиостанции противника: "... сообщаю, что 10 мая с. г. на г. Щигры произведён налёт вражеской авиации в количестве 40 самолётов, которые были встречены нашими самолётами.

В ходе воздушного боя, одновременно, на одной и той же волне работала рация, с которой давались нашим самолетам указания, идущие вразрез указаниям командующего - руководителя боем, как, например: если экипажам наших самолётов давались указания "на разворот", то, одновременно, с другой рации следовало указание "на посадку" и т. д.

По заключению командующего, другая радиостанция работала в окрестностях Курска, поэтому ещё раз настоятельно прошу Вас срочно командировать в Курск спецгруппу работников с пеленгаторной радиоаппаратурой".

4 июня в Курск за подписью заместителя начальника Отдела "Б" полковника ГБ В. М. Блиндермана был направлен ответ, в котором сообщалось, что "противник систематически проводит с занятой им территории дезинформационные передачи, в частности, передачи ложных команд”.

Одновременно УНКГБ по Курской области было уведомлено, что после освобождения Курска там работала оперативно-розыскная группа РКРС, которая не выявила наличия агентов-радистов противника в этом районе, а если таковые появятся в районе Курска, то они будут выявлены стационарными пунктами Отдела "Б" НКГБ СССР.

Примером активного участия РКРС в обнаружении агентов-радистов противника, заброшенных в советский тыл, служит эпизод, приведённый в спецсообщении Наркома госбезопасности СССР в НКВД СССР в мае 1943 г.

В документе, в частности, говорилось: "Ра-диоконтрразведывательной службой НКГБ СССР 21 мая текущего года была засечена работа немецкой агентурной станции в районе г. Москвы.

При этом также была перехвачена, затем дешифрована первая радиограмма вражеского радиоагента, в которой он сообщал о своём благополучном приземлении.

Сеанс радиообмена с немецким разведцентром во время радиоигры

Рис. 4. Сеанс радиообмена с немецким разведцентром во время радиоигры.

В результате дальнейшего наблюдения за работой этой станции 27 мая установлено, что радиоагент противника находится в районе г. Орехово-Зуево, куда были выброшены оперативные группы НКГБ СССР с приданными им радиопеленгаторными средствами с задачей розыска и ареста вражеского агента. 29 мая в 7 ч 30 мин в момент выхода вражеского радиоагента в эфир путём пеленгации было установлено, что он находится в лесу в 20-25 км юго-восточнее г. Орехово-Зуево, куда были направлены оперативно-поисковые группы.

Одна из этих групп в 8 ч 30 мин при помощи радиопеленгационного аппарата прямо вышла на радиоагента противника, находившегося на одной из полянок в лесу, и захватила его в момент передачи по рации очередной радиограммы противнику" [10].

В справке 3-го отделения Отдела "Б" НКГБ СССР "Об агентурных радиосвязях противника" обобщены результаты деятельности РКРС за период с 22 июня 1941 г. по 15 июня 1943 г. В документе отмечалось, что с начала войны по имеющимся данным противник перебросил на территорию СССР 373 агента-радиста, из которых добровольно явились с повинной в органы НКВД- НКГБ-"Смерш" или задержаны ими до начала работы в эфире 279 агентов.

При этом в документе было отмечено, что из общего числа переброшенных агентов-радистов РКРС до ориентировки оперативных управлений НКВД не имела данных лишь о трёх агентах. Все остальные вызовы и связи были выявлены РКРС.

Из не задержанных агентов-радистов установили или пытались установить связь 14 агентов, из них семь агентов были выявлены и найдены силами РКРС или оперативными управлениями НКВД-НКГБ по ориентировкам и с участием РКРС.

Ещё пять агентов-радистов противника выявлены РКРС, разыскивались ею, но были задержаны оперативными управлениями НКВД-НКГБ. На момент составления справки, оставшиеся два агента выявлены РКРС и разрабатывались ею совместно с оперативными управлениями НКГБ-"Смерш".

Одновременно в результате оперативных мероприятий, проведённых РКРС, были выявлены 18 радиоцентров противника, с которыми переброшенные в советский тыл агенты-радисты установили или пытались установить связь.

В том числе, центральные радиостанции германской военной и военно-морской разведки в Варшаве (позывной "Валли") и в Симферополе (позывной "Зеехунд"), разведывательный радиоцентр при штабе группы армий "Север" (позывной "Марс”) и др.

На июль 1943 г. РКРС НКГБ СССР располагала на территории СССР 26 специальными радиостанциями и 42 радиопеленгаторными пунктами, ведущими круглосуточное наблюдение за эфиром (штат - 2216 человек, из них в Москве - 206 человек). Об эффективности её работы говорят следующие данные.

За период с 22 июня 1941 г. по 21 июля 1943 г. РКРС НКГБ СССР выявлены 563 линии радиосвязи между центрами разведки противника и разведкомандами и разведгруппами, находящимися на территории противника. В результате работы над перехваченными радиограммами вскрыты 137 шифров и расшифрованы 8544 телеграммы германской разведки.

В. Макаров, канд. филос. наук, г. Москва. Р-11-17, 12-17.

Литература:

  1. Лайдинен Э. П., Веригин С. Г. финская разведка против Советской России Специальные службы Финляндии и их разведывательная деятельносгь на Северо-Западе России (1914-1939 гг). - Петрозаводск: Петрозаводский государственный университет, 2004,
  2. Анин Б. Ю., Петрович А. И. Радиошпионаж. - М . Международные отношения. 1996
  3. Бухгайт Г. Абвер - "щит и меч” III Рейха. - М.: Яуза, 2013.
  4. Файвуш Я. Радиоразведка Организация и применение. 2-е изменённое и дополненное издание - М . Издание IVуправления штаба Раб.-Кр. Кр. Армии, 1930.
  5. Великая Победа, т. X: Война в эфире. - М.. 2013.
  6. Петров Н. В., Скоркин К. В. Кто руководил НКВД. 1934-1941: Справочник. - М.: Звенья, 1999.
  7. Схватки в эфире. На радиоволнах тоже шла невидимая война. - ФСБ: за и против, 2010, № 1(08), с. 85-89.
  8. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Том 3. Книга первая. Крушение "блицкрига" (1 января - 30 июня 1942 г.). - М.: Русь, 2003.
  9. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Том 3. Книга вторая. От обороны к наступлению (1 июля - 31 декабря 1942 г.). -М.: Русь, 2003.
  10. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Том 4. Книга первая. Секреты операции "Цитадель" (1 января - 30 июня 1943 г.). - М.: Русь, 2003.

1 517 История радио, факты и личности
история радиосвязь радиоразведка безопасность
Написать комментарий:

cashback